Записи с темой: stan laurel (список заголовков)
22:34 

В этом месяце: Сентябрь

If you’re looking for rainbows, look up to the sky, but never, no never look down.
Продолжение серии постов об интересных событиях в жизни Чарли Чаплина, происходивших в текущем месяце. Сентябрь - месяц важных путешествий. Я уже упоминала кое о чем в других постах, но эти события так хорошо встают в один ряд, что, пожалуй, повторить будет не лишним.

***

В этом месяце: СЕНТЯБРЬ

1910 год. Чаплин впервые выезжает на гастроли в США.
В 1910 году Альфред Ривз, менеджер американской труппы Карно, вернулся в Англию, чтобы набрать новый состав для американского тура. Эми Министер, одна из актрис труппы Карно, ставшая женой Ривза аккурат во время грядущих гастролей, посоветовала ему обратить внимание на "одного способного мальчика" - Чарли Чаплина. Ривз решил взглянуть на него. Чаплин тогда играл в скетче "Бесстрашный Джимми" (Jimmy the Fearless).

"Я заглянул как раз в ту минуту, когда он с большим жаром произносил классическую фразу: "Грянул выстрел, и еще один краснокожий рухнул на землю!.."
Он был точь-в-точь лондонский мальчишка, знающий каждый уголок города, - мальчишка, который умело лавирует среди мчащихся карет и авто и чудом остается в живых. Кепочка у него была сдвинута на затылок, рукава ему были коротки, манжеты обтрепаны - он давно вырос из костюма.
Но какая это находка, я понял только тогда, когда увидел один неподражаемый жест. Отец велит ему оставить книжку и приняться за ужин. "Давай ешь, сынок", - говорит он, подпихивая к нему булку. И вот я заметил, что Чарли режет хлеб, не поднимая глаз от книги. Особенно же меня поразило, что по рассеянности он держит нож в левой руке. Я не знал тогда, что Чарли левша. Дорезал булку до конца и потом, смотрю, превратил ее в какую-то гармошку". [1]

Через несколько лет Чаплин повторил этот трюк в фильме "Бегство в автомобиле" (A Jitney Elopement). После спектакля Ривз заглянул к нему в гримерную и спросил, не хочет ли он поехать в Америку. "Очень буду рад, если возьмете", - ответил Чаплин.

"Я сказал, что надо поговорить с Карно. Услышав это, он стер с лица остатки грима, широко улыбнулся, и я увидел, что он красивый. Еще там, в уборной, я твердо решил его взять".
"Ладно, - сказал Карно, - берите его в американскую труппу, если, по-вашему, он дорос до таких ролей". Мы тогда играли "Вечер в английском мюзик-холле", "Вечер в лондонском клубе" и "Вечер в лондонском тайном обществе".
"Конечно дорос, - сказал я. - Он годится для любой роли, и по возрасту, и по уму, и по таланту". [2]

Сам Чаплин, узнав, что Альфред Ривз набирает новую труппу, со своей стороны сделал все, чтобы ему понравиться. Америка виделась ему, как и многим другим, страной новых возможностей. Он чувствовал, что на английской сцене ему некуда больше расти, возможности его в этой стране очень ограничены и, если он останется в Англии, перспектив у него не будет практически никаких. В Америке же, казалось ему, он сумеет добиться большего. По воспоминаниям Чаплина Карно не сразу дал положительный ответ, и ему пришлось какое-то время мучиться неизвестностью. Только когда Карно увлекся новым скетчем "Уоу-уоус" (The Wow-Wows), он согласился отправить Чаплина в Америку в качестве исполнителя главной роли в нем.
Новая труппа отплыла на корабле "Каирнрона" 22 сентября 1910 года. Это было судно для перевозки скота, поэтому путешествие оказалось не самым комфортным для актеров. Тем не менее, они не унывали.

"Каирнрона" было судном для перевозки скота, но никакого скота на борту не было, разве что считать скотом нас - ведь иногда мы именно так себя и ощущали, - вспоминал Стэн Лорел, который выступал вместе с Чаплином в составе той же труппы. - По крайней мере, еда по большей части напоминала фураж; да и погода нас не баловала. Но нам было весело, ведь мы все занимались отличным делом, мы были молоды, и мысль о том, куда мы едем, приводила нас в восторг. Никогда не забуду того, что случилось потом. Мы все сидели на палубе, наблюдая за появлявшимся из тумана материком. Вдруг Чарли подбежал к перилам, стащил с головы шляпу и, размахивая ею, закричал: "Америка, я еду завоевывать тебя! Мое имя будет на устах каждого мужчины, женщины и ребенка - Чарльз Спенсер Чаплин!" Мы шутливо освистали его, он церемонно поклонился нам и сел на место. Много лет спустя, когда бы я ни встречался с кем-либо из старой труппы [Карно], мы всегда вспоминали этот эпизод и дивились тому, как прав тогда оказался Чарли". [3]

Как бы там ни было, первый тур не привнес больших изменений в жизнь Чаплина, и в июне 1912 года он вместе с труппой вернулся в Англию. Удача улыбнулась ему лишь во время второго тура - именно тогда его наконец-то заметили и предложили сниматься в кино. Дальнейшая история всем известна.
Подробнее о двух американских турах Чаплина можно почитать здесь.


На борту "Каирнроны". Слева направо: Альф Ривз, Эми Министер, Мюриэль Палмер и Чарли


Чаплин в Сан-Франциско. Слева стоит Альф Ривз.

1921 год. Чаплин возвращается в Европу и навещает Лондон первый раз за девять лет своего отсутствия.

Паштет из почек, грипп, телеграмма... Такова была триада; из нее возник начальный импульс. Хотя не исключены и неосознанная тоска по родине, и желание услышать аплодисменты в Европе. И вот я решился на поездку.
Целых семь лет я грелся в горячих лучах вечного солнца Калифорнии, солнца, искусственно усиливаемого в киноателье лампами Купера - Хьюиша. Целых семь лет я работал, охваченный одним-единственным стремлением. В конце концов мне захотелось бежать отсюда. Бежать из Голливуда, от киноколонии, подальше от сценариев, запаха целлулоида в ателье, контрактов, газетных заметок, монтажных, от толп народа, купающихся красоток, традиционных тортов с кремом, больших башмаков и маленьких усов. Я находился на вершине успеха, но такого успеха, который уже грозил застоем.
Мне хотелось эмоциональной разрядки. Возможно, эту причину трудно воспринять всерьез, но уверяю вас, что даже клоуну не чужды светлые мысли. И я как раз нуждался хотя бы в толике их. [4]

Желание сделать перерыв и отдохнуть от всего было вполне объяснимо, ведь Чаплин непрерывно работал много лет - еще и до того, как пришел в кино. Предстоящая премьера "Малыша" в Лондоне послужила хорошим поводом для поездки. Вполне возможно, не последнюю роль сыграло и письмо от Хетти Келли, первой влюбленности Чаплина, которое он получил в 1918 году и в котором она приглашала его навестить ее, если он когда-нибудь снова будет в Лондоне. Чаплин еще не знал, что Хетти умерла тогда же, в 1918-м от инфлюэнции.
Как бы там ни было, решение поехать в Европу возникло у него спонтанно, и, отложив работу над новым фильмом, он тут же воплотил свое решение в жизнь, взбаламутив окружающих.
3 сентября Чаплин отплыл из Нью-Йорка на пароходе "Олимпик" - на том же судне, на котором он покинул Англию вместе с труппой Карно в 1912 году. Тогда он плыл во втором классе, а теперь мог позволить себе каюту-люкс. "Я знал Лондон, как знают его обитатели лэмбетских трущоб, а сейчас, богатый и знаменитый, я увижу Лондон новыми глазами, будто первый раз в жизни", - писал он в своей автобиографии. [5] Компанию Чаплину в этой поездке составляли его секретарь Том Харрингтон, пресс-секретарь Карлайл Робинсон и друг Чаплина - писатель Эдвард Ноблок.
Иронично, но когда он уезжал из Англии в 1912 году, то был никому не нужен. Теперь его везде встречали огромные толпы поклонников и репортеров. Именно во время этой поездки Чаплину предстояло осознать, насколько далеко за пределы Соединенных Штатов распространился его успех.


Чаплин прибывает в Саутгемптон на борту "Олимпика" 9 сентября 1921 г.


Окруженный толпой поклонников у входа в отель Ритц (Лондон)

1952 год. Чаплин с женой и детьми отплывает из Нью-Йорка на лайнере Queen Elizabeth, следующем в Англию. Он собирался присутствовать на мировой премьере "Огней рампы" в Лондоне, а после устроить себе отпуск и показать Уне город своего детства. Ему суждено было вернуться в Америку лишь через двадцать лет: 19 сентября во время обеда Гарри Крокер, также сопровождавший Чаплина в этой поездке, получил каблограмму, в которой сообщалось, что разрешение на въезд в США для Чаплина было аннулировано. Страна, которая позволила ему взлететь на недостижимую высоту, в конечном итоге отвернулась от него.
Более подробно об этом дне я уже писала здесь.


Чаплин и Уна с детьми на борту Queen Elizabeth

Большие фото в блоге >>>

_____________
[1] Цит. по: Робинсон Д. Чарли Чаплин. Жизнь и творчество. М., 1989. С. 80-81.
[2] Цит по: Там же.
[3] Цит. по: McCabe J. Charlie Chaplin. London, 1979. P. 38-39.
[4] Чаплин Ч.С. Моя поездка за границу // О себе и своем творчестве. М., 1991. Т. 2. С. 6.
[5] Чаплин Ч.С. Автобиография // О себе и своем творчестве. М., 1990. Т. 1. С. 195.

@темы: Alf Reeves, Fred Karno Company, Oona O'Neill Chaplin, Stan Laurel, В этом месяце, Воспоминания о Чаплине, Путешествия, Ранние годы

00:34 

На пороге славы

If you’re looking for rainbows, look up to the sky, but never, no never look down.
Закрыть (временно) тему про Чарли Чаплина и труппу Карно я бы хотела этим символичным фото:



Эта фотография сделана, скорее всего, в 1911 году, но автограф датируется 28 ноября 1913 года. Посвящение гласит:

To Mr. & Mrs. Hurley. With every good wish, yours to a turn.
Charley Chaplin, Nov 28th 1913


Мистеру и миссис Хёрли. С наилучшими пожеланиями, навеки ваш.
Чарли Чаплин, 28 ноября 1913

И ниже:

Charles Chaplin / Good luck

Чарльз Чаплин / Удачи

"Мистер и миссис Хёрли" - это Эдгар Хёрли, также входивший в состав труппы Карно во время второго турне по Америке, и его жена Этель. В 1915 году Эдгар и Этель вместе со Стэном Лорелом выступали в водевиле со сценкой "Кистоунское Трио", изображая Чарли Чаплина, Мэйбл Норманд и Честера Конклина (источник).

На мой взгляд, это невероятно красивое фото, и не зря оригинальный снимок в 2009 году был продан с аукциона за 5500 долларов. Если бы у меня были лишние 5500 долларов, я бы тоже не отказалась от такого.

Но вернемся к теме. Собственно говоря, 28 ноября 1913 года - дата не случайная. Это день, когда Чаплин ушел из труппы Карно, чтобы присоединиться к кинокомпании Кистоун (некоторые источники называют дату 29 ноября 1913 года). Поэтому фотография - это такой прощальный подарок друзьям, который одновременно знаменует некий рубеж. Что было дальше - всем известно. Всего пара месяцев с небольшим отделяли Чарли Чаплина от его дебюта в кино и начала восхождения к мировой славе.

Напоследок хочется привести еще одно воспоминание Стэна Лорела:

Честно говоря, мне его не хватало. В труппе был такой Артур Дэндоу, я с ним как-то играл, и вот, он невзлюбил Чарли. Невзлюбил, потому что считал, что Чарли холодный и высокомерный. Когда мы в последний раз играли вместе с Чарли в Канзас-Сити, Артур объявил, что у него есть прощальный подарок. Мне он сказал, что это такое - положил в красивую коробочку кусков пять засохшего грима, ну просто какашка! Он так и сказал: "Дерьмо для дерьма". Он думал, это смешно. Пытался я его отговорить, но он только ответил: "Я его проучу, задаваку!"
А все-таки подарок он не отдал и потом объяснил мне почему. Во-первых, после спектакля Чарли поставил всей труппе выпивку. Артур немножко смутился, но совсем ему стыдно стало и о шутке он забыл вот когда: дали в последний раз занавес, и Чарли побежал куда-то за кулисы. Артур любопытства ради пошел за ним и увидел, что высокомерный, бесчувственный Чарли - плачет*.

Большое фото в блоге >>>

См. также:
Чарли Чаплин на пути в Америку, 1910 г.
Чарли Чаплин "завоевывает Америку", 1910 г.
Чарльз Чаплин с труппой Карно в Америке: 1910-1913 гг.

_____________
*Цит. по: Робинсон Д. Чарли Чаплин. Жизнь и творчество. М., 1989. С. 87-88.

@темы: Фото, Ранние годы, Воспоминания о Чаплине, Stan Laurel, Fred Karno Company

14:30 

Чарли Чаплин "завоевывает Америку", 1910 г.

If you’re looking for rainbows, look up to the sky, but never, no never look down.
Меня внезапно увлекли фотографии ранних лет, поэтому я подготовила в продолжение этой темы небольшую подборку постов.

Вот еще пара фотографий Чаплина с труппой Карно на борту корабля "Каирнрона", следующего в Америку:


Поименно


Поименно

Стэн Лорел так вспоминал эту поездку:

"Каирнрона" было судном для перевозки скота, но никакого скота на борту не было, разве что считать скотом нас - ведь иногда мы именно так себя и ощущали. По крайней мере, еда по большей части напоминала фураж; да и погода нас не баловала. Но нам было весело, ведь мы все занимались отличным делом, мы были молоды, и мысль о том, куда мы едем, приводила нас в восторг. Никогда не забуду того, что случилось потом. Мы все сидели на палубе, наблюдая за появлявшимся из тумана материком. Вдруг Чарли подбежал к перилам, стащил с головы шляпу и, размахивая ею, закричал: "Америка, я еду завоевывать тебя! Мое имя будет на устах каждого мужчины, женщины и ребенка - Чарльз Спенсер Чаплин!" Мы шутливо освистали его, он церемонно поклонился нам и сел на место. Много лет спустя, когда бы я ни встречался с кем-либо из старой труппы [Карно], мы всегда вспоминали этот эпизод и дивились тому, как прав тогда оказался Чарли.*


А вот еще один пророческий постер:



"Уоу-Уоус", или "Вечер в лондонском тайном обществе" - скетч, с которым труппа должна была гастролировать по Америке и в котором Чаплин играл главную роль. На постере его персонаж, Арчибальд Бинкс, говорит: "О, вы меня запомните!"

Большие фото в блоге >>>

_____________
*Цит. по: Discovering Chaplin.

@темы: Ранние годы, Воспоминания о Чаплине, Stan Laurel, Fred Karno Company, Alf Reeves, Albert Austin

Всё о Чарли Чаплине

главная